RUS

"CHECKPOINT", ЦТИ ФАБРИКА, 2012 

Checkpoint – контрольная точка маршрута, точка сохранения.      

Обычная выставочная практика диктует порядок раскрытия темы через мультимедийность, чтобы учесть все возможные точки зрения и способы интерпретации. Данная выставка подразумевает наличие лишь одной точки,  где живопись как единственный медиум, через который ее участники выставки смотрят на мир и это сознательный уход от привычного плюрализма. Представить моно взгляд, ограниченный подобно тоннельному видению, которое не способно охватить ситуацию целиком, означает попытку выстроить микромир, границы которого еще каких-то 150 лет назад вмещали и дух времени, и суть эпохи. Сегодня живопись - это фрагмент возможного видения в условиях медийного равноправия, но это не ностальгия по прошлому, а утверждение того, что подобная неполнота может быть и остается самодостаточной и самоценной. Другой опорной точкой выставки является попытка разобраться внутри себя, как художника, который практикует живопись. Идентифицировать и сопоставить себя с тем временем и средой, в которой функционирует.

Намеренная демонстрация ограниченности выставки может быть и свидетельством медиумного эскапизма, и медиумной зацикленности, но в обоих случаях речь не идет ни о медиумной фетишизации, ни о неспособности порвать с академическим изобразительным прошлым, здесь речь о позиции художника. «Как быть адекватным времени и, одновременно, быть адекватным медиа?» - очень точно высказался В. Мизиано, упомянув о том, что живопись, как вид изобразительного искусства имеет свой ресурс, и он исчерпаем. Действительно,  многие художники этого медиума настаивают на том, что то, что они делают - не является живописью, тем самым указывая на ее законченность как инновационного проекта современности. Важно и то, что художники, занимающиеся сегодня живописью уже не живописцы, потому что последние означают тождество себя с живописью как техникой, видом изобразительного искусства, такое «слипание» радикально ограничивает кругозор художника, а это непозволительная роскошь сегодня. Пластические языки, иные репрезентативные живописные  коды – все это теперь на службе у смысла.  Живопись практически не решает своих внутренних задач, она обслуживает иные дискурсы, теории и пр.  К слову, сегодня сам факт занятия живописью может быть ценнее, чем то, что художник делает в своей живописи.  Надо признать, что основные эпохальные достижения живописи в прошлом, их постмодернистская реинкарнация тоже. Живопись неминуемо отмирает и превращается всем своим великим наследием в стиль, а это уже совсем близко к "салону". Ее возможное обновление - это обязательное сбрасывание старой кожи.  

Сегодня  медиа реальность проникла во все сферы жизнедеятельности, ее образы, смыслы и знаки диктуют характер существования. Технические образы, порожденные фото-, видео и иными видами репродуцирования неизбежно вступают в противоречие с ручным трудом живописной практики. Сегодня практически любая живопись может рассматриваться как аффектированная избыточная рукотворность, которая вполне могла быть бы реализована даже не руками самого художника, что было бы вполне в духе постконцептуального дискурса. Можно утверждать, что кисть художника и компьютерная мышь уже во многом тождественные понятия. Ручной труд художника сегодня рассматривается и как некая прибавочная стоимость к произведению искусства, как то, что с одной стороны низводит к архаике, с другой придает витальности и повышает ее коммерческую стоимость. Но есть еще один момент - на фоне многих мультимедийных технологий, практик концептуализма – живопись всегда антропологична, за ней всегда находится человеческая телесность. Поэтому именно сегодня живопись – это человек, в противовес всему историческому антагонизму возникающему перманентно.

Сложно представить волну современной молодой живописи еще каких-то 10-15 лет назад, по этому поводу есть емкое высказывание одного московского художника «В 90-ые только идиот мог заниматься живописью». Каждое время диктует свои условия художественному процессу, так начало десятых годов выводит на новый рубеж очередное поколение.

Выставка «Checkpoint» – это условное сохранение и фиксация той «прибыли», которая за последнее время позволила обратить внимание на изменения в этом медиуме. Такое маркирование позволяет отделить и рассмотреть эти процессы более внимательно и тщательно с тем, чтобы понять являют ли они новый тип художника, и если да, то на каких антропологических основаниях это происходит, какие изменения привели к этому?

  

 

Фотообзор выставки